Сообщение об ошибке

Notice: Undefined index: system_meta_generator в функции _drupal_default_html_head() (строка 335 в файле /home/o-eparhia/orel-eparhia.ru/docs/includes/common.inc).

Отошел ко Господу протоиерей Иоанн Троицкий — один из старейших клириков Орловской епархии

Отошел ко Господу протоиерей Иоанн Троицкий — один из старейших клириков Орловской епархии
Фото: 

Евгений Борисов

Утром 4 апреля, в праздник Пасхи Христовой, на 80-м году жизни отошел ко Господу митрофорный протоиерей Иоанн Троицкий (1930-2010), один из старейших клириков Орловской епархии, секретарь Орловского епархиального управления в 1980-е-2000-е годы.

Отпевание отца Иоанна пройдет во вторник, 6 апреля, в Свято-Иоанно-Крестительском храме г. Орла по окончании Божественной литургии.

В память о неутомимом пастыре, великом деятеле Православия на Орловской земле, публикуем очерк, предоставленный редакцией журнала «Православный Орел».

Неутомимый труженик

«Наш архитектор», — ласково называл его в свое время ныне почивший Владыка Орловско-Ливенской епархии Паисий, хотя он вовсе не был архитектором ни по образованию, ни по профессии. Однако он восстанавливал храмы Орла: Свято-Иоанно-Крестительский, Свято-Иверский, Николо-Песковский... Делал это искусно, мастерски.

Математический ум

Отец ИОАНН ТРОИЦКИЙ, митрофорный протоиерей, много лет служивший настоятелем многих орловских храмов, бывший духовником и секретарем епархии, безошибочно угадывал, какого мастера пригласить, какой вид интерьерного украшения выбрать и сколько материала потребуется. Его точные математические вычисления удивляли даже профессионалов.

— Он считал исключительно в уме, — вспоминает старший сын о. Иоанна иконописец Николай. Сколько взять, к примеру, кирпича для такого-то объема работы? Посчитает, увидит, что мастера ошиблись, обратит на это их внимание. Те начинают спорить. Если переубедить их невозможно, махнет примирительно рукой: мол, когда работа будет завершена, скажете, сколько, кирпича ушло. Глядь, а по окончании работ бежит кто-нибудь из недавних крикунов: «Иван Федорович! Вы были правы!»...

Он делал в уме расчеты, когда ел и когда укладывался спать, когда возился в огороде и когда ухаживал за пчелами на своей домашней пасеке. Чертежи перед строительно-востановительными работами тоже делал сам. Удивительно точные, умелые. Откуда черпал необходимые знания — по сей день остается загадкой даже для него самого. «Сам пророк Божий усмотрел Вас в строителя своего храма и вдунул в Вас свою пламенную ревность», — сказал в Благодарственном письме митрофорному протоиерею старец Псково-Печерского монастыря архимандрит Иоанн Крестьянкин, потрясенный объемом затраченного на восстановительные работы умственного, физического и духовного труда.

Подвижник и первопроходец

Сколько было потрепанно нервов в борьбе с властями советского времени! В девяностые годы Православная Церковь вздохнула, наконец, свободно. А ведь восстановительные работы велись и прежде. И два первых инфаркта отца Иоанна напрямую связаны с тем периодом, когда на каждом шагу приходилось спотыкаться об искусственно созданные препятствия.

К примеру, не успели под руководством епархиального «архитектора» над вратами Иоанно-Крестительского храма выложить из мозаики икону «Усекновение головы Иоанна Крестителя», как последовало негласное распоряжение «сверху»: убрать. На утро икона оказалась замазанной. Стены Крестительской церкви были до того ободраны и обшарпаны, что у настоятеля сжималось сердце. На одной из внутренних арок отец Иоанн собрался сделать лепнину. Его тут же остановили: мол, нельзя «портить» памятник архитектуры.

Не смотря на все препоны, победа, в конечном счете, оказалась за о. Иоанном и прихожанами. Храм был восстановлен. Более того, на его территории появился новый свечной ларек, и было построено первое в Орле здание крестильни. Позже подобные пристройки, предназначенные специально для таинства крещения, возникли и в других орловских храмах.

В 90-е годы в алтарях стали прислуживать мальчишки, начиная от 6-7-летнего возраста. Это новшество ввел на Орловщине тоже отец Иоанн. Именно для них он открыл и первую воскресную школу. Почти все ребята из первого потока мальчиков-алтарников стали впоследствии священнослужителями.

Отец, дедушка и прадед

К детям о. Иоанн всегда относился трепетно. И к своим, и к чужим. Раньше, когда его пятеро внуков были маленькими, ему доставляли удовольствие праздничные семейные вечера с чтением детьми стихов, исполнением музыкальных произведений, выученных в музшколе. Внуки выросли. Уже подрастают и двое правнуков. А Рождественские и Пасхальные семейные вечера остаются по сей день в традициях Троицких. На эти праздники дружная семья собирается в любимом отчем доме, по сути, отреставрированном руками о. Иоанна.

Этот дом был в свое время, еще в начале 50-х годов XX столетия, выкуплен главой семейства у епархии. И представлял собой маленькое зданьице с прогнившими стенами, готовыми съехать с фундамента. Троицкие тогда только-только перебрались в Орел из Татарской республики — о. Иоанн, его супруга Зинаида Ивановна и три маленьких сына: Николай, (в последствии получивший высшее художественное образование и принимавший живое участие в росписи орловских храмов), Вениамин и Владимир. Когда дети подросли, стали помогать отцу в домашних строительных делах, прислуживали в храме.

Юность

Отец Иоанн трепетно относится к детям. Но о собственном детстве вспоминать не любит. По крайней мере, не любит о нем рассказывать. Ибо совпало оно с трагическими событиями, связанными с веяниями того времени.

Родился в 1930 году. В 1938-м арестовали отца — скромного сельского священника. Обыскали дом, даже вскрыли полы. Изъяли единственную ценность, хранившуюся в семье, передававшуюся из поколения в поколение — старинные книги. Обыск проводили ночью. Под утро отца увезли, обвинив его в контрреволюционной деятельности. Шесть лет потомственный священник томился в советском концлагере за веру. Вернулся с подорванным здоровьем.

После ареста семья «врага народа» недолго прожила в родном поселке Рыбно-Слободского района Татарской ССР. Мать и шестерых детей лишили жилья. Зимой, в январский мороз, выставили на улицу. Сердобольная соседка пожалела, приютила. Но злые насмешки, которые отныне сыпались на головы «поповских детей» и их матери, заставили их покинуть родные места.

Уехали к родне в Марийскую республику. Мать смиренно, ни на что не жалуясь, тянула отведенную ей ношу. Чтобы прокормить шестерых детей, нужно было найти работу. Родственники помогли устроиться бухгалтером. Позже, когда отец, исхудавший, смертельно больной вернулся из тюрьмы, верная подруга жизни вытащила мужа буквально из лап смерти. И, чтобы быть рядом с мужем, перешла работать пчеловодом в колхоз. Ведь именно сюда, на колхозную пасеку было отписано поступить после освобождения из заточения «политическому преступнику». Отработав положенный срок в колхозе, отец снова вернулся в церковь. И остался верным ее служителем до самой смерти.

Его сын Иван, будущий митрофорный протоиерей, помогал отцу, прислуживал в алтаре. После десятого класса поступил в юридический институт. Здесь его редко клевали за «поповского сына» — уж очень башковит оказался паренек. Учителя прочили ему светлую юридическую карьеру. Но гены, зов крови и сила семейных церковных традиций оказались сильнее златороссыпных мирских посулов. Иван стал служителем Божиим, как его отец, дед, прадед.

Кстати, помогая отцу на колхозной пасеке, юный Иван Троицкий полюбил пчел. Когда, будучи уже священником, приехал в Орел, завел собственную пасеку. А отдыхать предпочитал, работая в своем маленьком цветнике около дома. Было время, в нем росло около 60 сортов гладиолусов! Этот цветник радует о. Иоанна по сей день. Но главным для него, священнослужителя в пятом поколении, все же остаются дела церковные.

Всей жизнью своей, положенной на алтарь Русской Православной Церкви, он заслужил множество высоких церковных наград. В их числе два наградных Креста с украшениями, семь орденов — святого равноапостольного князя Владимира I и II степени, преподобного Сергия Радонежского I и II степени, святого Даниила Московского I и II степени, преподобного Серафима Саровского. Пожалован правом ношения Митры и правом совершать Божественную литургию. Награжден многими церковными медалями и патриаршими грамотами, а также российским орденом Дружбы.

Пастырьское служение отца Иоанна продолжается по сей день. Реставратор орловских храмов, он возрождает к духовной жизни и храмы души человеческой. Когда он был поставлен духовником Орловско-Ливенской Епархии, к нему денно и нощно шли толпы людей за благословением и советом. Он принимал всех. В будни и в праздники. Идут люди к нему за духовным наставлением и сегодня. Для каждого о. Иоанн, не смотря на почтенный возраст, находит время и силы.

Ольга Говардовская. «Православный Орел». — 2008, № 1.

5794