Война и мир отца Игоря: кадровый военный, прошедший Афганистан, спустя годы стал орловским священником

Война и мир отца Игоря: кадровый военный, прошедший Афганистан, спустя годы стал орловским священником

15 февраля отмечается День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. В этот день в 1989 году завершился вывод советских войск из Афганистана. Об иерее Игоре Шишкове, уже 19 лет служащем в храме Казанской иконы Божией Матери посёлка Нарышкино, рассказывает «Орловская правда».

На войне бывает по-всякому

Родился он в Коломне Московской области в обычной рабочей семье.

— Верующей была только бабушка. Воспитывался как и все — бегал в школу, учился, — рассказывает о себе отец Игорь. — Потом поступил в военное училище, окончил его и получил направление в Фергану. А через два месяца меня командировали в Афганистан. Через два года командировка закончилась. Потом был Псков, затем меня перевели в Коломенское артиллерийское училище...

Война и мир отца Игоря Шишкова: кадровый военный, прошедший Афганистан, спустя годы стал орловским священником

Я прерываю этот краткий рассказ, спрашивая, как было на войне (отец Игорь находился в Афганистане с 1979 по 1981 год).

— На войне бывает по-всякому, — говорит батюшка.

Но всё-таки рассказывает подробности.

— Я оканчивал десантный факультет артиллерийского училища, поэтому и был направлен в соответствующий полк — в воздушно-десантный. Мы приехали в Афганистан раньше — встречали наши войска и готовили их ввод. В случае нападения на базу предполагалось выходить к определённым точкам. Так вот, за каждым была закреплена своя точка, которую предстояло блокировать. Буквально за ночь Афганистан «накрыли» полностью, почти без потерь взяли под контроль все основные точки. Это была одна из самых сильных операций — продуманная, хорошо организованная, — вспоминает отец Игорь.

Он служил командиром взвода, учил молодых бойцов.

— Вот прилетели молодые солдаты, спустили их с самолёта. На следующий день нам идти на операцию. Ну я и пошёл со «свежими» расчётами. У нас были АГС (автоматические гранатомёты на станке), которые стреляют очередями. И мы попали под обстрел. Я командую: «К бою!», а у большинства ребят шок, трясутся руки. Пришлось раскидать их по сторонам, а самому отстреливаться. Когда мы пришли на базу, они не могли поднять от стыда глаза. Потом вышли на занятия. Я, поскольку офицеров не хватало, пошёл готовить машины с механиками. Иду обратно, встречаю начальника артиллерии. Он спрашивает: «Где твои ребята?» Отвечаю: «Занимаются». «С кем?» «Сами». «Ну пойдём, посмотрим», — говорит он. Командует ребятам: «К бою!», и они в полтора раза перевыполняют норматив! Вот так. Хочешь жить — тренируйся. Так что первое, чему я учил своих солдат и курсантов — в любой ситуации делать всё, чтобы остаться на поле боя живыми, — резюмирует батюшка.

Спрашиваю, какой свой бой он считает самым страшным.

— Страха нет, и думать некогда — нужно делать то, чему научили. Страшно становится после того, как приходишь из боя — например, при виде побитой пулями машины. Но я принимал присягу и обязан был выполнить любой приказ Родины. Патриотизм — это же не показные флешмобы, а готовность в нужный момент встать на защиту своей семьи, своего дома, народа, — говорит бывший командир Игорь Шишков.

«Молитвами мамы и жены я остался живой»

На войне он видел всё — раненых, кровь, смерть. Многие именно в такой ситуации начинают верить в Бога, молиться... За Игоря Шишкова это делали мама и супруга (к тому времени, как он уходил на войну, у него уже были и жена, и дочь. Потом родились ещё двое детей. Сейчас у отца Игоря и матушки Татьяны уже восемь внуков и четыре правнука).

— Это молитвами мамы и жены я остался живой, — уверен отец Игорь.

Война и мир отца Игоря Шишкова: кадровый военный, прошедший Афганистан, спустя годы стал орловским священником

Вместе с тем он убеждён, что шёл к Богу всегда — как и остальные верующие люди. Просто у каждого дорога своя: у кого-то короче, у кого-то длиннее.

Видимо, путь будущего батюшки действительно был предопределён — с войны он вернулся живым и с наградами. А дальше началась мирная жизнь. Игоря Шишкова направили в Псков (там он был командиром взвода). Пропадал на службе с утра до позднего вечера, уходя уже после отбоя солдатов.

Его супруга Татьяна испытала все бытовые тяготы жизни жены военного, а ещё отвечала на бесчисленные вопросы ребятишек, почти не видевших отца...

В Пскове Игорь Шишков пробыл около пяти лет, затем ещё год в военном училище в Коломне. Потом его перевели в военкомат — наконец-то на нормированную штабную работу. Сначала служил в Красной Заре, затем в Нарышкино, где и познакомился с отцом Олегом — настоятелем местного храма Казанской иконы Божией Матери. И полностью изменил свою жизнь.

— Отец Олег приходил ко мне в гости, и мы за чашкой чая спорили до двух-трёх ночи. Я был тогда важный, начитанный, как мне казалось, знал всё. Прочитал «Евангелие для атеистов» и задавал отцу Олегу разные каверзные вопросы. Но чтобы забивать голы, нужно быть более подкованным, поэтому я прочитал настоящее Евангелие. И у меня случился шок. Я поразился тому, какая мудрая это книжка! Потом стал ходить в храм. Мы с матушкой обвенчались. Полтора года я пел на клиросе, помогал в алтаре. Потом произошло чудо Божие — стал дьяконом. Через восемь лет — опять чудо: мне предложили стать священником. Я пообещал подумать. В это время шла служба. Встав на колени, задал Господу вопрос, и ответ пришёл: «Иди», — рассказывает отец Игорь об этапах своего воцерковления и служения.

И сейчас, прежде чем отвечать на вопросы прихожан, он обращается с молитвой к Богу: просит вдохновить на проповедь, чтобы найти именно те слова, которые нужны людям.

— Когда начинаешь жить нормальной церковной жизнью, всё получается, — говорит отец Игорь. — О своём теле мы не забываем заботиться, но нашей душе тоже нужна пища — благодать. А где её взять? У бабушек? У батюшек? Нет. Благ лишь Господь.

«Орловская правда»
Беседовала Ирина Алёшина
Фото Андрея Сасина

243