11. Православие на Орловщине в послевоенный период. Учреждение Орловско-Брянской епархии

В 1945 году была образована Орловско-Брянская епархия.

Первым Орловско-Брянским епископом стал архиепископ Фотий (Тапиро Борис Александрович), из епископов григорианского раскола после принесенного покаяния в звании монаха присоединенный к Московской Патриархии в июле 1943 года.

Он стал одним из самых заметных церковных лидеров своего времени. Владыке поручались церковные миссии в Австрии и Чехословакии (для воссоединения Русских церквей с Патриархией в октябре 1945 года), во Франции (в качестве представителя Патриархии при Западно-Европейском экзархате в августе-октябре 1946 года; для ознакомления с состоянием Западно-Европейского экзархата в июне-июле 1948 года). Во время своего первого пребывания во Франции в качестве представителя Патриархии архиепископ Фотий присутствовал на похоронах митрополита Евлогия (Георгиевского) — лидера так называемой Евлогиевской Церкви (популярной среди русских эмигрантов во Франции).

В этот период, когда возникала необходимость как-то реагировать на приглашения к участию в международных церковных встречах, среди иерархов РПЦ выездными были фактически только митрополит Николай (Ярушевич) и архиепископ Орловский Фотий. В 1949 году он, будучи уже архиепископом Виленским и Литовским, занимает пост экзарха Западной Европы (вместо отстраненного митрополита Серафима).

Архиепископа Фотия сменил Владыка Антоний (Марценко), в прошлом эмигрантский священник польского происхождения, хиротонисанный в 1923 году в викарные епископы Люблина и утвержденный в должности Константинопольским Патриархом Мелетием IV. После покаяния в 1946 он был принят в общение Московским Патриархом и получил Орловскую кафедру.

В 1946 году Совету по делам РПЦ при Совете Министров СССР было разрешено представлять к наградам архиереев и священников, которые особо отличились в проведении церковно-патриотической работы в период войны. Так, в 1947 году священники Николай Антонович Лыков, Иван Тимофеевич Кузнецов из села Клейменово Орловского района и Терентий Петрович Печкарев из села Архарово Малоархангельского района были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 г.г.»

С 1948 года политика в отношении к РПЦ вновь ужесточается. Уполномоченные получили право не регистрировать духовенство, имевшее судимость по 58 статье (в соответствии с распоряженим Совета от 23 ноября 1948 года № 1090с). В 1948 году из 39 священников и 11 диаконов, служивших в церквях области, 16 человек имели судимость по 58 статье, а ещё 16 человек хотя и не были судимы, но считались неблагонадежными, поскольку возвратились на церковную службу во время оккупации.

Печальная участь постигла священников И.Г.Пятина из села Добрынь Кромского района, С.П.Вельмар-Долгорукова из Орла, псаломщика Бунина из Мценска, а также монахиню, имя которой осталось неизвестным, работавшую церковным сторожем в Ливнах. В 1949 году они были арестованы и осуждены за антисоветскую деятельность.

В борьбе с инакомыслием в послевоенные годы широко стали использовать психолечебницы. Так, в конце 40-х годов этой акции неоднократно подвергался юродивый Афанасий Андреевич Сайко, которого верующие области почитали как святого человека. Впоследствии он был освобожден, реабилитирован и переехал в Брянскую область, где и скончался в середине 1960-х годов. Афанасий Андреевич Сайко похоронен на Крестительском кладбище Орла.

Для того, чтобы ограничить влияние Церкви и устрашить духовенство, уполномоченные Совета по делам РЦП практиковали снятие священников с регистрации, что означало лишение их средств к жизни. Так, в июле 1950 года был снят с регистрации настоятель Воскресенской (Афанасьевской) церкви Орла Козьмодемьянский за совершение всенощной под открытым небом. В результате он не смог устроиться на служение ни в Тульской, ни в Курской епархии.

МГБ бдительно следило за популярностью того или иного священнослужителя среди прихожан. Как только авторитет священника возрастал, по предложению МГБ его тут же переводили в другой приход.

После смерти Сталина надежды на улучшение положения Церкви не оправдались. Влияние «оттепели» оказалось лишь кратковременным явлением.

В этот период на Орловскую кафедру назначается епископ Иероним, поменявшийся по определению Священного Синода от 31 мая 1956 года своей Куйбышевской кафедрой с Орловским епископом Митрофаном (Гутовским), занимавшим Орловскую кафедру несколько месяцев 1956 года.

Начиная с 1958 года, под предводительством Н. С. Хрущева, развернулось генеральное наступление на религию. Происходило массовое закрытие действующих православных храмов, молитвенных домов, мечетей, зачастую сопровождавшееся их разрушением. В ходе этой «военной» кампании только в Орловской области с 1960 по 1969 годы количество действующих церквей сократилось с 23 до 15, недействующие же постепенно уничтожались.

С середины 50-х годов развернулась борьба с паломничеством к святым местам и колодцам, которых, по нашим подсчетам, насчитывалось более 10. Несмотря на сопротивление верующих, властям удалось некоторые из них засыпать землей или забетонировать. Но борьба с переменным успехом продолжалась ещё долго — пока вновь не было разрешено их посещение. Апогеем хрущевского наступления на Церковь было вынужденное постановление Священного Синода и Архиерейского Собора 1961 г. о перестройке управления РПЦ, фактически отстранившее священнослужителей от экономической и хозяйственной деятельности православных приходов, превратившее их в простых наемных работников, исполнявших религиозные обряды. Это вызвало справедливое возмущение верующих как внутри страны, так и за рубежом. Среди духовенства и верующих распространялись анонимные письма и послания, в которых от имени «Комитета восстановления прав Церкви и борьбы за ее каноническую чистоту, правовое положение и устройство в Советском Союзе» разоблачалась антицерковная политика властей и осуждалось посягательство на права Церкви и верующих. В ответ на эти протесты власти обратились к политике репрессий, начались аресты за нарушения законодательства о религиозных культах. По всей стране организовывались показательные судебные процессы.

К середине 60-х годов на территории Орловской области вопросы государственно-религиозных отношений находились в ведении двух, а с 1966 г. — одного уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Орловской области.

Из воспоминаний известного орловского краеведа и художника Леонида Потапова


Когда весной 1965 года взрывали Преображенскую церковь на правом берегу Оки, мы, студенты-пятикурсники, умилялись тому, что кирпич не разлетелся дальше 6 метров от периметра церкви, и говорили: "Вот молодцы солдаты, как они ее положили, просто загляденье и никакого разброса". И никто из взрослых, образованных людей, которые пишут теперь книги и ссылаются на " волевые решения", не сказал в этот роковой день: "Ребята, давайте сядем у стен и не дадим взрывать храм, чего бы нам это ни стоило". Да и мы, конечно, уже были не в том возрасте, на который можно ссылаться для своего оправдания.

Кстати, это публичное уничтожение церкви (А оно и было задумано как публичное, ведь никто не мешал взорвать ее ночью) могло закончиться трагически. На противоположном берегу Оки, пониже Богоявленской церкви, там, где теперь бетонный бассейн-лягушатник, собралась толпа зрителей человек в 200-250 и, когда церковь рухнула, огромная толпа бросилась на ту сторону. Весенний лед начал проседать под тяжестью тел, вода выступила, и только счастливая случайность, или воля провидения, уж не знаю что, спасла людей от гибели.

Уже 12 лет, как не было Сталина, уже полгода, как " ушел на пенсию в связи с преклонным возрастом" Н. С. Хрущев, не было никаких "всесоюзных компаний" и указаний из Москвы – и все-таки церковь эта была взорвана, остались только фотографии те, начала века, где она, блестя куполами, красуется на виду всего города, да репортерские, где запечатлен момент ее разрушения.

Почти 30 лет спустя взвод солдат вошел через проходную бывшего хлебозавода на территорию уже другой церкви – Смоленской Божьей Матери, но не для того, чтобы ее уничтожить, а для расчистки и уборки. Однако воссоздать можно только подобие.
Если сравнивать дореволюционный Орел с нынешним, то новый не выдерживает рядом со старым. Конечно, старый был типично провинциальным городом, но он был красив, соразмерен, архитектурно выверен. Достаточно посмотреть на перспективы Болховской улицы. Одна – сверху, другая – снизу, и обе очень убедительны: строгость двух рядов домов органично переплеталась с крылечками, балкончиками, ажурными украшениями фронтонов, с шатром Георгиевской церкви, с куполами Введенского монастыря и небольшой часовней у нынешней типографии.

Существует достаточно много фотографий старого Орла. Если внимательно всмотреться в номера на этих фото, то можно встретить №87 и №88, и даже №384, а по словам специалистов их около 750 штук, что говорит о большом выборе, который был у снимавших. Это и знаменитые Орловские храмы, и виды улиц Болховской и Московской, и Александровский и Мариинский мосты, и Московские триумфальные ворота, построенные в честь приезда в Орел государыни Екатерины 11, Центральный банк, на котором до сих пор не достает двух башен, и гостиница "Берлин", ансамбли женского и мужского монастырей, Алексеевская гимназия, и здание кадетского корпуса, институт благородных девиц, здание городской Думы и, изуродованное до неузнаваемости здание польского костела.

Со старых фотографий смотрит на нас удивительный город, С глубокими снегами, с наводнениями и летним зноем, прекрасный город, которого больше нет. Когда маленькие дети спрашивают: "А кто самый страшный на свете – лев, тигр, слон или дракон?" – так и напрашивается ответ: самый страшный среди них – человек. Ибо он может произвести на свет себе подобного, а может убить, может построить, а может и сломать, взорвать, уничтожить, да при этом подвести и теоретическую базу: дескать, сломанное творение было никчемным, ненужным, безвкусным, да антинародным…

С 12 января 1962 года Орловской епархией управляет митрополит Антоний (Кротевич Борис Николаевич, 1889 — 1973). Как и многие церковные деятели той поры, в прошлом он также не избежал репрессий. В 1937 году, будучи благочинным Ухтомского и Раменского районов Московской области и настоятелем церкви в г. Перово, он арестовывается и по стандартному обвинению в контрреволюционной пропаганде приговаривается к пяти годам лагерей. Выйти на свободу ему удается лишь в 1942 году.

28 мая 1963 года Синод увольняет на покой владыку Антония по его прошению.

25 мая 1963 года на Орловскую кафедру назначается архиепископ Палладий (Шерстенников Павел Александрович). С 1940 по 1947 год он находился в заключении, будучи архиепископом Калининским.

8 мая 1965 года в Орле на 2 года незаконно осудили сотрудников Епархиального управления — Павла Николаевича Самчука (в 1988-2008 — архиепископа Орловского и Ливенского Паисия) и Николая Сергеевича Сапсая (в 1994 — 1997 годах — епископа Петропавловского и Камчатского Нестора). Однако 23 декабря 1965 года решением Верховного суда РСФСР приговор был отменен, и невиновных освободили.

28 сентября 1966 года, участвуя в торжествах по случаю 400-летия Орла, архиепископ Палладий совершил литургию и рукоположил Н.С.Сапсая во иерея.

В апреле 1968 г. Президиум верховного Совета СССР принял Постановление «О сельском, поселковом Совете депутатов трущихся», которым обязал эти органы власти осуществлять контроль за соблюдением законодательства о религиозных культах.

В 1970-е годы многие уполномоченные по делам религий перестали считаться с местными архиереями, беззастенчиво вмешивались в церковную жизнь. Например, уполномоченный Совета по Орловской области С.Щедрин 2 февраля 1971 года без ведома правящего епископа снял с регистрации священника из Мценска П.М.Житко, а митрополита Палладия поставил только лишь в известность. Таким же образом 23 июня 1971 г. был снят с регистрации священник П.С.Сапач из села Лепешкино Орловского района. В марте 1971 года в соответствии с решением Ливенского горсовета была взорвана православная церковь в с. Беломестном. Произвол властей в отношении Церкви способствовал тому, что, почувствовав безнаказанность, в Пасхальную ночь с 8 на 9 апреля 1972 г. на территорию Никитского кафедрального собора Орла прибыли более сорока комсомольцев Железнодорожного района и перекрыли все входы в церковь, препятствуя верующим входить в храм. Во время совершения Крестного хода, по окнам здания неизвестными было произведено 2 выстрела.

В эти годы особый размах принимает борьба с «религиозной обрядностью». В 1976 году по распоряжению уполномоченного Совета по Орловской области А. А. Дарусенкова были составлены списки из 4 000 человек, крестивших своих детей, и переданы в райкомы КПСС и райисполкомы для принятия партийных и административных мер воздействия. Такие секретные списки составлялись вплоть до 1984 года. Кроме того, практиковался межобластной и межреспубликанский обмен списками крещеных детей. Орловская область считалась неблагополучной в вопросах религии. В результате проведенного среди сельского населения социсследования было установлено, что от 23% до 30% опрошенных жителей считали себя верующими. В сельской местности верующих, как правило, было больше, чем в городах. В городах верующих было больше среди тех, кто недавно пришел из села и среди проживающих на окраине города — людей, живших в условиях, схожих с сельскими, имевших подсобное хозяйство. Среди верующих в 1971 году преобладали люди пожилого возраста, пенсионеры, женщины с низким образованием или неграмотные.

Количество церквей в области за период 1961-1971 г.г. сократилось с 21 до 15 (из них одна — в селе Архарово Малоархангельского р-на - хотя и была зарегистрирована, но бездействовала из-за отсутствия священника).

Оставались действующими 4 церкви в Орле, по две — в городе Болхове и в Орловском районе, по одной — во Мценске, Дмитровске, Ливнах, в поселке Кромы, в Кромском, Малоархангельском и Глазуновском районах.

Вместе с тем количество крещеных на Орловщине значительно превышало средние показатели по стране и снижалось очень медленно.

Если в 1965 г. было окрещено 50,2% родившихся детей, то в 1970 г. — 46,8%, тогда как в целом по стране ещё в 1968 г. процент крещения составлял 21,8.

При этом, если в первом полугодии 1970 г. было окрещено 600 родившихся детей, то на 15 июня 1971 г. только в Крестительской церкви Орла было совершено 550 обрядов крещения детей, а в Никитской церкви, соответственно, 285 и 325. Наибольшая доля крещеных детей приходилась на города Орел, Ливны, Болхов, Мценск, на Орловский и Кромской районы, то есть те территории, где имелись церкви. Зарегистрировано множество случаев, когда крестить детей привозили из других городов и районов, чтобы скрыть обряд от соседей.

Иногда священники без присутствия родителей и без предъявления документов с фотокарточками крестили детей, освящали дома и т.д. Особенно часто это делал священник с. Лепешкино Орловского р-на Сапач.

Уполномоченные Совета по делам религий получали информацию (сколько и кто крестил детей) из соседних областей. Списки всех окрещенных детей в церквах Орловской области рассылались по районам для сведения и контроля, поскольку нередко в этих списках были родители — члены КПСС, крестившие детей.

Похороны умерших продолжали сопровождаться очным и заочным отпеванием.

Год 1965 1970
Очных отпеваний 1136 (15%) 1100 (12%)
Заочных отпеваний 3452 4200 
Всего умерло 7540 9070

Почти на нет в этот период сошли венчания — за 1970 год их было зарегистрировано всего 11, тогда как браков в ЗАГСе зарегистрировано 8495.

По сведениям из районов, в эти годы прекратились паломничества к святым местам.

В православных церквях области не хватало 3 священников, нескольких диаконов и псаломщиков. Ухудшился и качественный состав духовенства. Около половины православных священнослужителей были старше 60 лет, 70% имели только низшее светское образование, 55% не имели никакого богословского образования.

В практике работы уполномоченного совета по делам религий было и проведение профилактических бесед с учредителями религиозных обществ и клиром православных церквей. На них подводились итоги деятельности религиозных объединений по укреплению советского фонда мира, вручались награды исполнительным органам церквей, духовенству, участникам собраний читались лекции о международном положении. В 1970 году на одном из таких собраний уполномоченный выступал с докладом: «Новая конституция СССР и свобода совести». Для участников собрания демонстрировались фильмы о поместном соборе 1971 года, была проведена экскурсия в музей И.С.Тургенева.

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 18 марта 1976 г. была реорганизована система государственных органов по делам религии: образовывался Совет по делам религий при Совете Министров СССР, установлена система его уполномоченных в регионах. В частности, была создана служба уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Орловской области из 2-х штатных единиц: уполномоченного и старшего инспектора.

Эти события сопровождались громкими заявлениями о свободе совести и невмешательстве в дела Церкви. В то же время сама Православная Церковь по отношению к Советскому государству занимала лояльную позицию.

Православные приходы принимали активное участие в деятельности советского фонда мира, их взносы составляли большую часть дохода Фонда. Начиная с 1976 года взносы Орловского Епархиального управления в фонд мира составили одну треть церковных отчислений и были втрое больше по сравнению с соседними епархиями.

В 1970-е годы религиозная ситуация претерпела незначительные изменения. Социологические исследования религиозности и атеизма, проведенные в 1978 году среди различных категорий населения (в колхозах, совхозах, на промышленных предприятиях, в средних школах, ПТУ; опрошено 35 тыс. человек), показали, что удельный вес атеистов в общей массе опрошенных вырос на 10%, удельный вес верующих сократился на 7%, колеблющихся — на 3%. Однако было отмечено, что за последние 4-5 лет снижение религиозности и отход верующих от религии замедлились.

Фактов миссионерской деятельности в конце 70-х г.г. не замечалось. Прекратились, например, паломничества к «синему колодцу» у д. Дубовая Мценского района, святому колодцу в с. Сосновка Ливенского района и другим.

Количество крещений в 1970-е годы колебалось, но в общем не уменьшилось, оставаясь высоким — от 43% до 47%. Количество отпеваний медленно, но неуклонно снижалось. Доля венчаний была в 2-3 раза ниже, чем по стране.

Так, крещение детей и взрослых с 46,6% в 1972 году снизилось в 1978 году до 45,6%. Очные отпевания умерших за этот период сократились с 10,5% до 9,4%, количество заочных отпеваний уменьшилось на 17%, а в 1978 году увеличилось на 3% по сравнению с 1976-1977 г.г.

Количество венчаний в церквах Орла и Мценска уменьшалось, однако в Ливнах, наоборот, возросло. 90% всех венчаний по области совершалось именно в этом городе. За 1978 год количество венчаний здесь возросло на 60%. Не снижалось и количество похорон по церковному обряду.

Денежные доходы православных церквей увеличивались ежегодно на 5-6%. С конца 60-х годов они возросли на 75 %, а за 1978 г. — на 6% и составили почти 1 млн. рублей. Средства шли на укрепление материальной базы церквей и активизацию их общественной деятельности. Так, увеличилось отчисление церквами и епархиальным управлением средств в фонд мира.

23 апреля 1976 года скончался архиепископ Палладий. Его место занял епископ Глеб (Смирнов Иван Иванович).

22 ноября 1977 года в областном доме учителя состоялось вручение грамот Орловским областным комитетом защиты мира и Областной комиссией содействия советскому фонду мира за активную деятельность по укреплению мира и дружбы между народами епископу Орловскому и Брянскому Глебу, секретарю Орловского епархиального управления, настоятелю Кафедрального собора Н.Сапсаю. На награждении присутствовал уполномоченный совета по делам религии при совете министров СССР по Орловской области Дарусенко.

Архиепископ Глеб (Смирнов) и духовенство епархии на торжественных городских мероприятиях в Сквере танкистов. 1981 г.Архиепископ Глеб (Смирнов). 1981 г.

К началу 80-х годов, как и в предыдущие 15 лет, на Орловщине действовали 15 православных церквей: в Орле — Кафедральный собор, Крестительская, Троицкая и Афанасьевская церкви; в Орловском районе — 2 церкви (Куликовская и Лепешкинская); в Кромском районе — 2 церкви (Кромская и Шаховская); в Дмитровске — 1 церковь (Димитрия Солунского); в Болхове — 2 церкви (Христорождественская и Введенская); в Ливнах — 1 церковь (Сергиевская); во Мценске — 1 церковь (Петропавловская); в Малоархангельском районе — 1 церковь (в с. Архарово); в Глазуновском районе — 1 церковь (в с. Богородское).

Все храмы были укомплектованы кадрами священнослужителей. Службы вели 28 священников, 7 диаконов и 6 псаломщиков. В их число входили управляющий Орловско-Брянской епархией архиепископ Глеб, секретарь епархиального управления, он же настоятель Кафедрального собора, кандидат богословских наук Николай Сергеевич Сапсай.

Денежные доходы православных церквей увеличивались в среднем на 5% в год. В 1982 году доходы 15 православных церквей составили 1 580 000 рублей.

Социологические исследования, проводимые, например, в школах Шаблыкинского района, свидетельствовали об усилении в сознании некоторой части учащихся представлений о безвредности религии.

Данные по распространенности обрядов выглядели следующим образом:

Виды обрядов (за год) 1979 1980 1981 1982
Всего крещений 5576  4976  4715  4310
В т.ч. родившихся в этот год 2058  1801  1672  1708
Общий процент обрядности 46,9 42,3  40,8  36,6
Всего отпеваний 4670  4759  4859  4868
В том числе: очных 917  966  867  825
В том числе: заочных 3753  3793  3992  4043
Процент очных отпеваний 8,4  8,5  7,8  7,6
Всего венчаний 47  44  49  53
Процент венчаний 0,47  0,51  0,54  0,61

По области средняя доля крещений от числа родившихся в 1983 году составляла 39%, в 1986 году — 38% (в среднем по РСФСР в 1986 году — около 18%), в 1987 году — 36%. По Орлу и Орловскому району этот процент был несколько выше. Отмечался некоторый рост крещений детей школьного возраста и взрослых. Очные отпевания умерших за 15 лет сократились с 11,5% до 6,9%, заочные отпевания с 58% до 30% (по РСФСР доля достигла 50%).

В 1984 году на собрании клира и членов исполнительных органов под руководством архиепископа Орловского и Брянского Глеба было принято и подписано «Обращение к участникам Стокгольмской конференции по укреплению мер доверия, безопасности и разоружения в Европе».

25 июля 1987 года скончался архиепископ Орловский и Брянский Глеб. Его смерть совпала с концом эпохи гонений на Русскую Православную Церковь. 28 января 1988 года Совет по делам религий при Совете Министров СССР отменил нормативные акты, ограничивавшие деятельность церковных приходов. Принятые в 1990 году закон СССР «О свободе совести и религиозных организаций» и закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» положили начало возрождению Русской Церкви. Впервые после 1918 года каждому гражданину было разрешено не только свободно выбирать религиозные убеждения, но и распространять их. С этого времени в области усиливается движение за открытие новых православных храмов.

В переломный момент церковной истории епархию возглавил Высокопреосвященнейший архиепископ Орловский и Брянский Варфоломей, однако он управлял епархией недолго.

В 1988 году на территории области действовали 42 религиозных объединения, из них 15 православных.

21 марта 1988 года архиепископ Орловский и Брянский Варфоломей скончался.

В мае 1988 года в обкоме КПСС была организована встреча с православным духовенством. Временный управляющий епархией архиепископ Симон посетовал, что в области слишком мала численность православных религиозных объединений, а 15 районов не имеют православных церквей. Однако в этом же году инициативная группа верующих обратилась с ходатайством к властями города Орла о регистрации религиозного общества на базе собора Михаила Архангела. С аналогичными просьбами к местным властям обратились верующие в Должанском районе и некоторых других районах области.

В 1989 году было открыто 6 православных церквей, а через полтора года — ещё 11. Православной Церкви были переданы мощи святителя Тихона Задонского, хранившиеся в Орловском краеведческом музее.